Перейти к основному содержанию

Слуга малазийского народа: крутое пике без MH17

Жаль, что мультик-расследование никто не снял

Нет ничего опаснее, чем власть популистов, севшая на велосипед без умения на нём ездить. От краха современный мир спасает лишь один момент: рубить головы нынче принято разве что в закрытом кругу, а между странами отношения строятся с использованием других силовых методов.

Но сами популисты, как и раньше, этого не понимают: им подавай решение вопроса любой ценой, да побыстрее. Неправильная постановка вопроса снова отличает будущих аутсайдеров, которые ухватились за власть и не поняли, как быстротечен бывает успех. Когда-то так делали монтаньяры, и мало кто из них досмотрел финальные титры. А как с ними разбираться теперь?

Я говорю не об украинской власти, или же не только о ней. Есть такая чудесная страна, как Малайзия — мы хорошо помним азиатскую страну из-за трагедии MH17 и её последующего танго с Россией. Если в прошлый раз я разобрал лишь кейс покупки ума, чести и совести Малайзии за деньги Кремля, то теперь пришла рассмотреть страну несколько детальнее. Кому надо, держите ссылку на прошлую публикацию. А мы пока что поговорим о выборах, которые сами недавно переживали.

Вирус для бедного и богатого

популизм_обезьяны
Эту картинку можно увидеть и в бедной Украине, и в неплохо себя чувствующей Малайзии

Нет, это не о медицине и не о коронавирусе, как бы вам ни хотелось. Речь о другой болезни, характерной что для нас, что для любой страны третьего мира (или просто с нестандартным развитием демократической модели). Так случилось, что в Малайзии всё в порядке с экономикой, но беда подкралась с другой стороны — в стране наметился серьёзный политический кризис. Как и в странах постсоветской модели, здесь демократия дала трещину из-за своей инородности. Иначе говоря, украинский цирк повторился в более тропических широтах.

Если западный стандарт демократии строится вокруг общества и его представителей, то есть партий, то на вторичных площадках ситуация меняется кардинально. Что в Малайзии, что в Украине нет разделения аудитории на левый и правый сегменты. Население понятия не имеет, чего хочет от политиков, и потому не может ничего требовать. Те, в свою очередь, пользуются возможностью и запускают руки поглубже в рыхлые бюджеты.

Представьте себе Барака Обаму, переходящего в Республиканскую партию США. Вообразите, как Джереми Корбин терпит поражение на выборах в Великобритании, после чего переходит к консерваторам и становится правой рукой Бориса Джонсона. В конце концов, поместите того же Макрона к Ле Пен и компании, разве возможно такое? Никак нет, господа. Так не бывает в странах, где демократия построена на прочном фундаменте, то есть на развитом гражданском обществе.

Именно потому на вторичных демократических площадках политики играют идеологией, как кибитка солнцем, а депутаты меняют партии чаще, чем собственные носки. За это никто не щёлкнет по носу что у нас, что в Малайзии, да где угодно за пределами развитых демократических стран.

Читайте также:

Пусть вас не обманывает экономика Малайзии, с которой всё в порядке — на нашем-то фоне особенно. Если двое людей запустили одну и ту же болезнь, доктор будет лечить их, отталкиваясь от медицинских показателей, а уж потом посмотрит на толщину кошелька. А болезнь у нас общая.

«Звонок» для собственных родителей

Малайзия видела Махатхира Мохамада в роли премьер-министра, то есть главного руководителя, целыми десятилетиями. Старик отошёл от дел после 22 лет правления, однако вернулся к исполнению обязанностей в 2018 году. «Вернулся» — мягко сказано, ведь ради этого Махатхиру пришлось перевернуть местную политику и лишь потом усадить себя во главе стола.

Дело в том, что с конца прошлого века он присутствовал в публичном поле лишь как представитель одной и той же партии. «Барисан Насионал», или же «Национальный Фронт» (звучит более знакомо, не так ли?) стал политической силой, вместе с которой весна 2018 года убила целую эпоху. Всё дело в том, что именно эта партия правила Малайзией с момента обретения независимости.

Вот вам и вся красота демократии по-малазийски, хотя нам смеяться над таким и вовсе неудобно. С 1957 года власть не менялась. Монарх любезно кивал, партия решала дела, Махатхир уселся в кресло премьера и просидел в нём больше времени, чем у нас по Конституции двое президентов себе позволят. И вот в 2003 году дед вышел на пенсию. Поезд «Барисан Насионал» поехал дальше, выбрав себе другого машиниста, и такой тихий променад длился почти 15 лет.

По факту именно «Национальный Фронт» дал Мохамаду долгожданную путёвку в мир больших правителей. Он отплатил сполна, обеспечив стране процветание и экономический рост, напоминающие накачку стероидами. Увы, Малайзия была вынуждена оплачивать долг по-своему — взамен многолетний малай-баши получал практически неограниченную власть, без которой в кресле не усидел бы ни при каких заслугах. Желающих ведь всегда много, и только авторитарный лидер сможет от них избавиться до того, как получит полную спину кинжалов.

Читайте также:

Выход из партии получился билетом в один конец. По логике, Махатхир мог больше не соваться в политику, ведь его имя было прочно связано с правящей партией, да и никто особо не жаловался на его прошлое. Сиди себе, кушай и футбол смотри по телевизору. Или радуйся рыбалке. Да что угодно делай, ведь партия уже нашла новых рулевых, и тебя назад точно не позовёт: уж слишком она побаивается прежней «железной руки». И Мохамад не нашел ничего лучше, чем обречь на крах ту партию, которая и слепила из него чуть ли не местную легенду.

Именно потому выборы 2018 года стали для многих настоящим шоком. Немного напоминает нашу страну год назад.

Выборы-выборы, кандидаты…

Можем создать с Малайзией коалицию разочарованной демократии

Ещё до того, как кандидаты принялись играть мускулами, стало ясно: песня Сергея Шнурова идеально подходит в качестве официального саундтрека. С одной стороны Малайзию поджидал вполне привычный «Барисан Насионал» со всеми вытекающими. С другой — Махатхир Мохамад неожиданно примкнул к оппозиционерам из «Альянса надежды». В результате оба лагеря неплохо испачкали белые костюмы, о чём я даже составил загадку. Обязательно задам её чуть позже.

В 2018 году «Национальный Фронт» оказался по уши в заменителе шоколада благодаря жадности своих новых лиц. Ну как новых: премьер-министр Наджиб Разак работал всего-то с 2009 года, на фоне того же Мохамада абсолютно детский срок. Многим этот молодой и перспективный 62-летний кадр нравился, Всемирный экономический форум даже поместил его правительство в топ-десятку наиболее эффективных. Но помешала банальная жадность.

Разак вляпался в самый эпицентр коррупционного скандала: внезапно оказалось, что из местного инвестфонда 1MDB (1 Malaysia Development Berhad) куда-то испарились несколько миллиардов долларов. Суммарно вывели 4,5 млрд, у чиновников должно было осесть около 2,5 млрд. Разразился скандал, а Goldman Sachs за соучастие некоторых сотрудников получил ещё и иск на 7,5 млрд долларов в качестве компенсации.

Жаль, что один талантливый журналист с невкусной фамилией не узнал об этом благодаря анонимному письму на почте. Снял бы ещё один мультфильм и дальше конкурировал бы с Pixar.

Но вернёмся к фонду: он начал попадать в поле зрения в далёком 2009 году, когда Наджиб Разак принялся оплачивать такие важные для страны дела, как съёмки голливудских фильмов и картины Баскии. Позже даже Дональду Трампу перепало на кампанию: около 100 тысяч долларов дал именно малазийский фонд. Когда обман вскрылся, скандал стал не просто заметным: он до сих пор считается одним из наибольших в истории. Однако опустим местную балладу о Свинарчуках — в Малайзии она хотя бы не вызывала вопросов. Лучше перейдём к тому, как из-за скандала прервалась многолетняя, даже эпохальная гегемония одной партии.

Лучше всех в этой ситуации сориентировался именно Мохамад. Он заявил, что покидает «Барисан Насионал» из-за коррупции в рядах партии и идёт наводить порядок с новыми союзниками. Да, такой поступок вызвал критику избирателей, которые прекрасно помнили махровую демократию в испанских сапогах, продвигаемую Махатхиром в его лучшие годы. Однако репутация крепкого правителя, а также жуткий репутационный удар по партии, казавшейся вечной, своё дело сделали.

Однако «Альянс надежды» себя не оправдал. По сути, партия уже привела Мохамада к власти, когда этого никто не ожидал. Теперь политическая сила занимается тем, что умеет лучше всего: портит себе утренний кофе, демонстрируя полную некомпетентность.

Избиратели разочарованы, а вот Махатхиру сойдёт. Ведь чем слабее партия, тем меньше у неё шансов сместить старого хитреца с занимаемой должности. Потому он продолжает заниматься излюбленным делом, не встречая никакого сопротивления. Словно и не было многолетнего правления «Национального Фронта», который не пережил своего протеже. Вот только хватка уже не та, и старая гвардия вдруг помешалась на дружбе с крайне подозрительными внешними партнерами. Если раньше мне было всё равно, что происходит в Иране, то теперь не могу согласиться с собственной позицией двухлетней давности.

Глядя на Малайзию, становится немного страшно. Однако ещё неприятнее обращать взор на наши, украинские проблемы. В отличие от нас, Куала-Лумпур ни с кем не воюет, потери не несёт, в условиях военного конфликта экономику не отстраивает. С последним у него вообще всё отлично. И если проблема для местных жителей кажется ужасной, то для нас она едва ли не смертельна. Ведь если самый лютый трэш в тех широтах грозит закончиться перезапуском власти, то у нас возможна и перезагрузка страны с полной утратой субъектности.

В стране назревает кризис, Россия безнаказанно сбивает твои самолёты, население чувствует себя несколько обманутым. Что же вы сделаете на месте Мохамада? А неважно: старик снова забил на внутренние проблемы и лезет во внешнюю политику, то есть это касается и нас с вами. Но об этом поговорим в отдельной статье.

Рекомендуемые публикации
""

Бусы за Манхэттен, пальмовое масло за сбитый Boeing

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...