Перейти к основному содержанию

Как сделать защиту прав человека гибридным оружием – 2

У нас тут вторая часть материала об использовании темы прав человека в гибридной войне. Вспомним про ОБСЕ

В действиях современной России на международной арене есть характерная черта — использование демократических механизмов для подрыва самой демократии в глобальном масштабе. Потому Кремль старается быть максимально представленным на разных международных площадках для продвижения своих интересов. В том числе там, где обсуждаются права человека, что особенно активно началось в 2018 году.

Один из самых громких примеров использования международных площадок Россией — конференция по человеческому измерению ОБСЕ в Варшаве 10-21 сентября, о российском демарше во время которой мы писали в одном из материалов. Но подобное использование международных площадок для продвижения нарратива о нарушениях прав человека в Украине — давнее средство России в гибридной войне.

ОБСЕ и засланные казачки

С начала конфликта в 2014 году у России, судя по всему, отсутствовал целостный план по распространению пропагандистского нарратива о нарушении прав человека в Украине на международном уровне. Как мы писали в статье о фейковых правозащитниках РФ, из подобных попыток можно выделить разве что перевод «гибридной аналитики» этих организаций «Институтом демократии и сотрудничества» в начале 2014 года и пару организованных им конференций. Задача тогда была другая — убедить западную публику в зверствах украинской армии и добробатов на Донбассе, на что и работала вся пропагандистская машина.

Но ситуация начала меняться в первой половине 2015-го. Как отмечал The Economist, РФ тогда перешла от риторики в стиле «Украина — неонацистское государство» к нарративам «Украина — failed state, которая не может расплатиться с долгами и нарушает международные нормы». И если свою публику, привыкшую к пропагандистскому трешу 2014 года, такими относительно ламповыми фейками было не удивить, то с международной нужно было основательно поработать. Не только путём медийных вбросов, но и на более фундаментальном уровне. Для этого и был выбран путь международных площадок по защите прав человека, каждую из которых РФ в той или иной мере пыталась использовать в своих целях.

Одной из основных тут стали конференции ОБСЕ по правам человека/человеческому измерению. На них РФ засылает не только официальных представителей, но и осуществляет провокации в виде приезда «представителей Крыма и украинских правозащитников».

Первый такой случай был на конференции ОБСЕ «Безопасность журналистов, свобода слова и плюрализм во время конфликта» в июне 2015 года. Во время её журналисты LB.ua заметили, что в дополнение к раздаточным материалам ОБСЕ некий человек раскладывал доклад «Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное отношение». Это был пропагандистский пасквиль, подготовленный «Фондом исследования проблем демократии», и раскладывал его Максим Григорьев — глава «Фонда» и член Общественной палаты РФ. Об этой фейковой правозащитной организации и Григорьеве мы тоже писали в материале о фейковых российских правозащитниках.

Во время следующей провокации Россия отработала схему, которой пользуется и теперь — засылка сепаратиста-«ноунейма» для европейцев, который не был в санкционных списках, для озвучивания пропагандистских тезисов. Таким стал «министр информационной политики Крыма» Дмитрий Полонский, который попал на конференцию Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ в сентябре 2015 года. Правда, его прервали из-за заявления украинской делегации покинуть конференцию, если Полонский продолжит выступать, а потом ещё и облили кофе. Кроме задачи рассказать о «политических репрессиях» в Украине такие действия имеют цель «легитимации» представителей оккупационной власти на международной арене.

В следующие два года повторить такой трюк в Варшаве не удалось. В 2016-м вообще обошлось без скандалов, тогда как в 2017 году «постпреда от Крыма при президенте РФ» Георгия Мурадова более двух часов продержали в аэропорту Варшавы, из-за чего тот не смог выступить на конференции. А в 2018 году украинская делегация опять не дала выступить так называемым «представителям Крыма»: Анжелике Лучинкиной из «общественной палаты Крыма» и гендиректору пропагандистского канала «Милет» Эрвину Мусаеву.

При этом российские дипломаты и представители фейковых организаций из РФ всё же отрабатывают свои нарративы, но это не имеет определяющего влияния на европейский правозащитный дискурс из-за того, что Россия всё меньше воспринимается частью европейского правового пространства. Хотя это и не снимает проблему. К примеру, на ежегодной конференции по правам человека в Таллинне в декабре 2017 года отсутствовала отдельная панель по нарушению прав человека в России. Как объяснял автор латвийского издания Delfi, «Россия в Европе за последнее время начала восприниматься отстранённо из-за её риторики» и специфического понимания правозащитной деятельности в России — «государство само должно быть правозащитником, а западные правозащитные организации — враги».

Не ОБСЕ единой

В 2018 году Россия начала значительно активнее пытаться пропихивать своих представителей на различные международные форумы и конференции, связанные с правами человека. Цель — распространение пропагандистского нарратива не только о «политических репрессиях» против пророссийски настроенных активистов, но и о — внимание! — ущемлении прав крымчан Украиной. В том числе путём создания видимости того, что Украина пытается скрыть информацию о правонарушениях, противодействуя «представителям Крыма» и «независимым ГО» на этих площадках.

Курс на это, судя по всему, был очерчен заявлением зама Лаврова Александра Панкина о том, что «РФ задействует международные площадки для противодействия санкциям США». 16 марта росСМИ массово растиражировали информацию о якобы «срыве выступления представителя РФ о нарушений прав жителей Крыма со стороны Украины» на Совете ООН по правам человека в Женеве. Причина — «забастовка персонала офиса Совета ООН». Со ссылкой на представителя «Республики Крым» при президенте РФ Александра Молохова они сообщили, что украинская делегация перед тем якобы встречалась с представителями профсоюза персонала. Это звучит довольно интересно в контексте того, что уже 20 марта Россия вполне себе реально заблокировала заседание Совбеза ООН по правам человека в Сирии.

Параллельно с площадками в виде международных организаций РФ вспомнила, что для таких же целей можно использовать своих европейских симпатиков. Например, Die Linke («Левые») в Германии, с помощью которых в 11 июня 2018 года в Бундестаге провели круглый стол «о правах человека и свободе СМИ в Украине» при участии таких персон, как Елена Бондаренко, Руслан Коцаба, Леонид Кожара, Ольга Семченко из «Вестей», а также миньонов Клименко из «Успішной варты» (о них также уже упоминал «Петр и Мазепа») и других значимых распространителей пророссийской риторики.

На этом мероприятии Бондаренко высказала тезис о «5 тысячах политзаключённых в Украине», озвученный ещё в 2015 году на круглом столе «Права человека на Украине: современное положение», организованном «Союз политэмигрантов и политзаключённых Украины» — ещё одной фейковой организацией. Подробный разбор появления этого тезиса, почему его подхватили немецкие левые и самого круглого стола приводит Гала Скляревская в материале на «Детекторе медиа».

А уже 20 июня «Успішна варта» проводит мероприятие в Киеве под названием «Политические и гражданские права и свободы в Украине». За исключением представителей «Левых» и Леонида Кожары, который по объективным причинам не мог приехать в Киев, состав там был практически то же: Елена Бондаренко, Наталья Наталина, Валентин Рыбин, Руслан Коцаба. Вместе с изданием «Вести» и «Українські новини» его освещал прекрасный ресурс «Антифашист».

Но этим парад вбросов не закончился. 21 июня во время 38-й сессии Совета по правам человека ООН прошло неофициальное мероприятие при штаб-квартире ООН о «гонениях на УПЦ МП в Украине». Организаторами были видные фейковые правозащитники из «Группы информации по преступлениям против личности», «Российский Фонд мира» и постпред РФ при штаб-квартире ООН. Как мы уже писали в материале о правозащитниках Кремля, никакого отношения к ООН это не имело, но дало повод российским медиа растиражировать фейк о том, что «ООН осудили гонения на УПЦ».

После этого была конференция по вопросам человеческого измерения в Варшаве 10-21 сентября с дискуссией о «Правах и свободах СМИ в Крыму», организованной постоянным представительством РФ при ОБСЕ, и side-event «Успішной варти», во многом повторявший ивенты в Берлине и Киеве 11 и 20 июня. Также Россия безуспешно пыталась пропихнуть представителя так называемого «центризбиркома ЛНР» на заседание Совбеза ООН 30 октября, а 22 ноября так называемый депутат Госдумы РФ от аннексированного Крыма Руслан Бельбек заявил, что «принял участие» в одном из мероприятий Форума ООН по вопросам прав человека, демократии и верховенства права (позже представители МИП сообщили, что Бельбек не выступал и не делал никаких заявлений).

В чём смысл?

Как и в случае с «гибридной аналитикой» фейковых российских правозащитных организаций, атаки РФ на Украину на международных площадках направлены на отвод глаз от собственных правонарушений. Но не путём их опровержения, а за счёт навязывания точки зрения «не верите нам — не верьте и Украине», как сказала Эмине Джапарова по итогам конференции в Варшаве в сентябре 2018 года.

Так, менее чем за 2 недели до неё, 30 августа постпред Канады при ОБСЕ посол Наташа Кейер сделала заявление об активации так называемого Венского механизма ОБСЕ в отношении России для расследования массового нарушения прав человека при содействии властей в Чечне. Таким образом мы снова можем наблюдать типичный российский финт — прикрытие обвинений в свою сторону за счёт создания медийного фона с фейковыми заявлениями о нарушении прав в Украине. Хотя это не сильно помогло — в ноябре по инициативе 16 стран был запущен так называемый Московский механизм по изучению ситуации с пытками в Чечне.

Кроме стандартного заваливания информационного поля выгодной для себя информацией, случаи с проникновением российских спикеров на международные мероприятия нужны также для создания «альтернативной реальности» для собственного населения. Мол, смотрите: санкции толком не работают, наши представители свободно ездят по конференциям ОБСЕ-ООН, так и до признания Крыма недалеко. Одно лишь сомнительно в таком подходе — он работает ровно до тех пор, пока международные организации не адаптировались к новым реалиям, созданным Россией. Как только это произойдёт, российская пропаганда будет вынуждена искать новые пути дискредитации Украины и Запада.

''отсканируй
и помоги редакции