Перейти к основному содержанию

Украинские и европейские страдания и кошмары

Двома мовами, тримайтесь!
""
Источник

Примечание редактора. Как видите, поляки часто выступают большими патриотами Украины, чем большинство наших совершеннолетних граждан. Перевод статьи Витольда Ващиковски это еще раз подтверждает. Прошу прощения, но я добавил от себя содержание с анкорами, лишь бы читателям было удобнее путешествовать по тексту или сразу переходить к комментариям.

  • Наша польская проблема. Избирательные кошмары as is: чего боятся соседи Украины, чего стоит опасаться украинцам.
  • Эскалация конфликта. Почему план Зеленского, кому бы он не нравился, точно не сработает. Россия сама по себе не заинтересована в мире на Донбассе, так с какого чуда ей на него соглашаться?
  • Европа должна реагировать. Лишь когда россиянин ощутит на своем желудке, чем он жертвует ради имперских амбиций, можно будет говорить про успешное давление.

Владимиру Путину нельзя верить, необходимо продолжать санкции против России. На этой неделе в Европейском Парламенте побывал Олег Сенцов — украинский кинорежиссер, похищенный россиянами и осужденный к многолетнему тюремному заключению. В результате политического давления мировой общественности и усилий украинской власти Сенцов был освобожден. За твердую позицию в борьбе за свободу и права человека Европарламент наградил его Премией имени Сахарова. На многочисленных встречах украинец призвал не доверять Путину, не уменьшать давление и санкции против России.

Эта война, именно российско-украинская война, а не кризис в Украине, длится уже больше пяти лет. Ситуация стала кошмаром не только для самой Украины, но и для целого региона. Война забрала жизни почти 14 тысяч украинских граждан. Десятки тысяч бежали с Донбасса и Крыма. Оттуда еще приблизительно 2 миллиона граждан могли выехать в поисках спокойной жизни и работы. Война также негативно повлияла на процесс реформ, в частности в экономике. Значительные средства необходимо направлять на расходы в сфере безопасности. 

Все это не простые нынешние дилеммы государства в процессе трансформаций. Это – кошмары и страдания политических руководителей (нехватка выбора — пушки или масло) и всех, кого напрямую касается конфликт (остаться, воевать или выехать). Это также и кошмар для стран нашего региона. Это массовая миграция. В случае Польши, даже полезная эмиграция. Но это же и негативные последствия: трансграничная преступность, постоянное опасение дальнейшей эскалации конфликта.

Наша польская проблема

Украинское общество ожидает быстрых результатов экономических реформ, оперативного реформирования правосудия, которое угомонит коррупцию и уничтожит олигархическую систему. На этом делают акцент и страны Западной Европы. Европа не искушает Украину членством в ЕС. Но убеждает ее, что самим внедрением европейских реформ и перестройкой Украины в государство, которое будет напоминать члена Европейского Союза, она будет содействовать развитию торговли, росту инвестиций и общему экономическому развитию.

Это — дорогое превращение без уверенности в получении награды в виде членства или каких-либо привилегированных взаимоотношений. Так что не надо удивляться тому, что украинские политики с осторожностью относятся к этим призывам. Они побаиваются избирательных кошмаров. 

Украинцы также рассчитывают, что наделенный огромным доверием новый президент объединит народные силы вокруг программы внутренних реформ, а также во внешней политике. Это ведь не внутренний конфликт, а защита от агрессии. Потому существует надежда, что оформится новая, свободная украинская идентичность, которая уничтожит зависимость от России. Очевидно, это тяжелая проблема для поляков. Мы рассчитываем на то, что украинская самобытность не будет построена на антиполонизме и кошмарах военного прошлого. Это — наш польский кошмар.

В то же время, как в популярном утверждении: «inter arma silent Musae» (во время войны молчат Музы). Потому может ли Украина реформироваться, несмотря на конфликт с Россией? Или этот ужас можно завершить, и каким способом? 

Читайте также:

Эскалация конфликта

Все усилия не дали результатов. За период пяти лет конфликта оказалось, что Украина не способна выиграть войну с террористами (я исправил термин — ред.) на Донбассе, которые получают материальную, военную и кадровую поддержку из России. Украине остается лишь, имея соответствующую военно-технологическую поддержку, сдерживать эскалацию конфликта. Пресекать расширение войны на остальные территории. Это кошмар для украинских военнослужащих.

Международные дипломатические усилия также не привели к завершению конфликта. Нормандский формат или минский переговорный процесс действуют на холостом ходу. Они лишь доказывают, что в решении международных дел европейские амбиции не дают результат без поддержки со стороны США.

Также существуют опасения по поводу того, что усилия этих европейских стран не направлены на решение конфликта соответственно с принципами международного права. Они тянутся к какому-то соглашению, которое позволило бы Германии и Франции восстановить все экономические связи с Россией. На это в Европарламенте указывал Сенцов.

Владимир Зеленский обязался найти подходящий способ решения конфликта с Москвой. Президент предложил мирный исход с использованием формулы Штайнмайера. Это интеллигентное предложение, но оно направлено навстречу автономии Донбасса. Понятное дело, при условии разоружения террористов, выхода россиян и возвращения контроля над границей с РФ. Предоставление автономии регионам несет риски, но, возможно, и стоит тех усилий, при которых состоялось бы отступление россиян. И именно потому, скорее всего, Россия отбросит это решение. Она вовсе не заинтересована в мире с Украиной.

Читайте также:

Европа должна реагировать 

По отношению к Украине Москва имеет, как минимум, два плана. Задача-максимум – покорение Киева. Это может случиться разными путями: через контролирование государства-сателлита, или же путем полной аннексии по крымскому сценарию. Сейчас это маловероятно.

План-минимум состоит в дестабилизации Украины до такого уровня, что она сама выпадет из орбиты европейской интеграции. Потому Россия под разными предлогами будет отвергать все мирные планы. Она, наверное, откинет даже последние предложения Зеленского насчет формулы Штайнмайера. Таким образом, Кремль идет к превращению Украины в буферную страну, в которой и будет отрабатывать свои цели в объеме задачи-максимум.

Мы должны следовать совету Сенцова. Нельзя верить Путину, важно продолжать санкции. Европа не может одобрять захват территории суверенных государств, армейского вмешательства, псевдоповстанческих инициатив (я снова исправил — ред.), измененя границ силовыми методами. Вместе с тем Европа осознает то, что у нее нет возможности для принуждения ради функционирования международного права.

Остаются политические, дипломатические и экономические способы действий. Остаются решительные санкции. И они должны коснуться российского общества, чтобы гражданину РФ пришлось ощутить цену поддержки имперской политики Кремля. Экономические санкции обязательно должны дополняться резким осуждением российской элиты. Европа обязана оградить российских спортсменов, деятелей искусства, ученых и т.д. от доступа к европейскому стилю жизни.

Россияне должны познать кошмары жизни украинцев.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...