Перейти к основному содержанию

Наше дно и реформа образования. Часть 1. Зачем вообще нужна школа?

Кляп и мед, господа присяжные

Сегодняшнюю, так называемую, «реформу образования» лучше всего иллюстрирует фраза Ежи Леца: «Страшнее всего кляп, смазанный медом». Во избежание метания острых предметов лучше подать суть через аллегории.

Итак, в тред забежал известный патриот, политический активист по прозвищу Знайка. Он нам долго втолковывал о политическом значении реформы образования в свете противостояния с нашим северным соседом-агрессором. Мы молча внимали его речам, опасаясь эксцессов, а он, уже, казалось, полностью выговорившись, собрался уходить. Но тут наш невыносимый бузотер Незнайка не выдержал и ляпнул из угла:

Незнайка: «Вы бы его пристрелили, лучше, чтоб долго не мучилось!»

Знайка: «Кого?»

Незнайка: «Образование!»

Знайка: «И вы это о великой национальной реформе? Небось – сепаратист?»

Тут мы все были вынуждены подать голос и объяснить, что Незнайка ни одной ногой… С первых дней на Майдане… В общем, «Героям – Слава!».

Незнайка: «Я хочу задать вам детский вопрос – зачем дети ходят в школу?»

Знайка: «Если это шутка, то очень неудачная».

Незнайка: «Я абсолютно серьезен. Вы в детстве читали книгу «Том Сойер»?»

Знайка: «Марка Твена? Конечно!»

Незнайка: «Помните, как Марк Твен описывает школу, в которой учится Том Сойер? Я вот, уже став взрослым, понял, что никогда не хотел бы учиться в такой школе. А вы?». 

Знайка: «Ну, не знаю. Наверное, нет. Но отвечая на ваш вопрос, скажу, дети ходят в школу, чтобы получить образование».

Незнайка: «Я могу опять задать вам вопрос – а зачем им это образование? Потому, что они обязаны его получить?»

Знайка: «Ну, полагается получить образование. Человек должен уметь читать и писать, это же ясно?»

Незнайка: «Марк Твен был неплохо образованным человеком. И должен был понимать значение образования. Но и в «Приключениях Тома Сойера», и в «Приключениях Гекльберри Финна» Марк Твен так описывает школу, что никакого желания в ней учиться у вас и близко нет. Не так ли? И сразу возникает вопрос – почему?»

Знайка: «Вся эта школьная жизнь у Марка Твена лежит вне интересов и Тома, и Гека?»

Незнайка: «Абсолютно согласен. То, что им нужно узнать, они узнают не в школе. Школа, по их мнению, никак не влияет на их успех в жизни. И это при том, что когда Марк Твен писал свою книги, специалисты по школьному образованию считали народную школу в Америке одной из лучших в мире. Именно в это время. Правда, писатель-сатирик описывает более ранний период истории, не конец XIX века, а, ориентировочно, сороковые годы этого века, но проблема остается. Так вот, если вы хотите, чтобы у ребенка был стимул учиться, то он должен видеть смысл в школьном образовании. А сейчас он есть?»

Знайка: «Ну, современная школа должна готовить ученика к поступлению в вуз».

Незнайка: «Вообще это звучит несколько странно, вы не находите? Получается, что одиннадцать лет детей готовят к вузу, в котором они учатся пять лет. Кроме того, минимум 90 процентов того, что учат дети, им в вузе не понадобится. Вот смотрите, в Российской империи школьник, если мог и хотел, поступал в гимназию, так как именно обучение в гимназии позволяло подготовиться для поступления в университет.

А университет, в свою очередь, давал высокий государственный чин, позволяющий начать успешную карьеру на государственной службе. Именно для этого, прежде всего, в Российской империи открывались университеты. Сам институт гимназий в Российской империи возник тоже, прежде всего, для подготовки к поступлению в университет. Те дисциплины, которые гимназист изучал в гимназии, примерно на 40-50 процентов, а то и больше, он продолжал изучать и в университете. Изначально учебные курсы в гимназиях и университетах были приведены в соответствие, мало того, опять таки, первоначально, управление гимназиями осуществляли университеты – нечто вроде «университетских округов» без жесткого контроля сверху.

Разумеется, в Российской империи было вовсе не идеальное образование, но в этом была четкая система. Конечно, можно было поступить в университет и после реального училища, но обычно выпускники этих учебных заведений шли либо в профессиональные школы, либо в ведомственные или технические вузы. А гимназия, которая во многом стала образцом для будущей советской школы, готовила именно к университету». 

Знайка: «И сейчас, задача школы – готовить школьника к поступлению в институт».

Незнайка: «Вообще-то, изначальной задачей народной школы, в отличие от гимназии, была подготовка ребенка к жизни. То есть обучение его тем наукам и знаниям, которые были ему необходимы в реальной жизни. Я знаю одного человека, который учился в школе при немецкой оккупации. Так детей тогда учили абсолютно практическим знаниям: например, какие растения растут в полях и лесах, как их можно использовать, чего стоит остерегаться, как с ними обращаться и так далее. То есть программа шла от потребностей обычной жизни. И, разумеется, дети тогда хотели ходить в школу. Это было интересно и важно».

Знайка: «Сейчас тоже это учат в школе».

Незнайка: «Проблема в том, что учитель – это, прежде всего, человек, который учит не школьной программе, а своему взгляду на жизнь. В реальности сегодняшняя школьная программа и реальная жизнь живут в разных измерениях. В разных мирах. Пожалуй, за исключением физики и математики. Но о них отдельный разговор. Но, предположим вы правы, и задача школы готовить к вузу.

Но так ли это осталось, после введения Виктором Ющенко ЗНО? Появление внешнего тестирования создало совершенно иную ситуацию. За исключением тех дисциплин, по которым будущий абитуриент сдает на ЗНО, все остальное из школьных курсов ему не нужны для обучения в вузе. Вообще. И поэтому я вновь спрашиваю вас, зачем нужна школа? Можно просто обойтись репетиторами».

Знайка: «Но вот сейчас появилась Государственная итоговая аттестация (ДПА) и средний бал аттестата. Так что все равно надо учиться в школе».

Незнайка: «Интересно, что многие проекты Виктора Ющенко, как президента Украины, с треском провалились. Осталось только ЗНО. К сожалению, у нас общественное обсуждение этих проблем находятся почти на нуле. В отличие от России, где тема ЕГЭ – единого государственного экзамена, аналога ЗНО, широко обсуждается. Между тем, появление и ДПА, и среднего бала аттестата – этих механизмов советского образования образца позднего «застоя» – четко показывает реальный крах ЗНО. И при этом никто не хочет признать, что вся система с тестированием – фикция, не имеющая к образованию никакого отношения. Вот и появляются костыли в виде ДПА и среднего бала. Но как эти стимулы реально влияют?»

Знайка: «Это способ борьбы с коррупцией!»

Незнайка: «А вы не задумывались, почему здесь возникла коррупция? Послушать наших государственных мужей, так коррупция – такая себе саранча или колорадский жук. Они прилетели откуда-то из-за рубежа? Ничего подобной, дорогой мой патриот. Они растут у нас, причем благодаря существующей системе образования. Ведь ради чего официально была введена эта система: для того, чтобы талантливые дети могли поступить на выбранные ими бюджетные места в вузах. Спрашивается, что делать с институтами, которые не заинтересованы в поступлении талантливых детей? По-моему, совершенно ясно – их нужно разгонять».

Знайка: «А что, разве в СССР этого не было?»

Незнайка: «В СССР были, разумеется, проблемы с поступлением. Я сам испытал на своей шкуре ограничения в поступлении в вуз для евреев. Были проблемы с детьми репрессированных, были проблемы с «некомсомольцами», и многое другое. То есть присутствовали различные виды репрессий. В годы «застоя» появились и различные коррупционные специальности, куда принимали по блату или за взятку. Были почти фиктивные вузы, где диплом реально мало что стоил. Но, в целом, по стране ни один вуз не был заинтересован в плохих студентах.

И если в Украине во время Ющенко наблюдалась массовая коррупция при поступлении – а она, действительно, была – то проблема не в поступлении, а в самой системе существования высшего образования в Украине. У вас аппендицит, а вы его лечите болеутоляющими. Типичный прием для тех времен. Кстати, в СССР средний бал аттестата ввели именно в годы «застоя» для борьбы с коррупцией. И в школе, и вузах. Но тогда наличие реальных вступительных экзаменов нивелировало эту проблему. Вот только времена поменялись. И сейчас такой подход украинскую школу не спасет». 

Знайка: «Но ведь это, действительно, борьба с коррупцией, не так ли?»

Незнайка: «В России, где также ввели эту систему под названием ЕГЭ, многие специалисты весьма негативно оценивают это изобретение. И очень давно. Причина ведь одна: исчезает смысл обучения в школе. Учителя выступают в роли репетиторов, которые готовят учеников к нему. Кроме того, отсутствие устного экзамена чревато серьезным перекосом в подготовке школьников. Это вам скажет любой институтский преподаватель, работающий с этими бывшими школьниками. Поэтому в России хотят добавить устный экзамен в ЕГЭ. Впрочем, это очень сложно. И все равно – перед вами только часть исконных проблем постсоветской школы. Ибо три главных проклятия этой постсоветской нашей школы (и российской заодно): советская методология гуманитарных программ, отсутствие стимулов к образованию и бюрократия».

Знайка: «А что, в СССР было не точно так же?»

Это тяжелый вопрос. Кажется, пора углубляться и сверлить дно, то есть вспомнить советскую систему образования. Ту самую, адепты которой в 90-х искренне верили в воду, заряженную от телевизора. Ту самую, которую можно критиковать, но с которой явно не сравнятся нынешние выпускники в своей не очень счастливой старости.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Ситуация, которая сложилась на образовательном рынке Украины, — это цепочка неких соглашений вида lose-lose, в которой каждый участник принимает для себя максимально выгодное решение, но в итоге проигрывают все.

Онлайн-курсы vs классическое образование в университетах. Наблюдаем за битвой на #VoxUkraine
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...