Перейти к основному содержанию

Наше дно и реформа образования. Часть пятая. Ода советскому бюрократу

Бюрократ страшнее черта
""

«Всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Конго инструкции, как вести себя во время жары». Ежи Лец

Наши герои, говоря о советской школе, не слишком противоречили друг другу. Но стоило им заикнуться о школе украинской, как Знайка тут же стал в позу великого оратора – провинциальная копия памятника «Ленин с кепкой в кулаке», и гордо заявил: «Ну это давно известно, что в тоталитарных странах школа является важнейшим градообразующим инструментом власти. Но мы же сейчас живем не в тоталитарной стране».

Ехидный Незнайка, глядя в честные глаза Знайки уточнил: «Не в тоталитарной, но в бюрократической. Любая реформа в нашей страна обязательно должна рассматриваться через призму отечественной бюрократии, которая и реализует эти реформы.  И мы не сможем понять природы кризиса образования в постсоветской Украине, если не поговорим о природе украинской бюрократии».

Знайка: «Трагедия Украины в том, что не все наши чиновники патриоты».

Незнайка: «Мне на память приходит сакраментальный вопрос Ежи Леца - Если людоед пользуется вилкой и ножом — это прогресс?»

Знайка: «Это клевета на украинского чиновника!»

Незнайка: «Увы, нет! Если бы в годы Перестройки кто-то мне сказал, что наступят времена, когда я буду петь Оду советскому бюрократа, то я бы плюнул ему в глаза».

Знайка: «Советский бюрократ был империалистом, превратившим Украину в колонию».

Незнайка: «Итак, несколько аксиом из сравнительного бюрократоведения».

Знайка: «Я что-то не слышал о такой научной дисциплине?»

Незнайка: «А зря! Ну что, устроим баттл чиновников? Итак, советский бюрократ стремился подняться по служебной лестнице. Из района – в город, из города в область, из области – в республиканский центр. И, наконец, наивысшее счастье – попасть в Москву».

Знайка: «Что же здесь хорошего?»

Незнайка: «Советский бюрократ хоть немного, но был заинтересован в успехе дела. Украинский бюрократ никуда расти не может. У нас нет карьерных лестниц. А, следовательно, нет никакого стимула в успехе дела».

Знайка: «Подумаешь, украинский управленец тоже может перебраться из области в Киев».

Незнайка: «Может. Абсолютно верно, проблема лишь в том, что реальные успехи в карьере здесь не при чем. Связи, взятка, политическая игра. И всем глубоко до фонаря, сколько дел он завалил, сколько глупостей отколол, сколько несуразностей совершил».

Знайка: «А патриотизм? Это вы вообще не считаете?»

Незнайка: «Ша! Спорим только по делу. Во-вторых, советский бюрократ получал свою ведомственную зарплату плюс ведомственные льготы и пайки. И баста! Он, ну, никак не мог украсть деньги, которыми управлял или распределял – в СССР это были даже разные деньги, наличные и безналичные. Безналичные почти невозможно было перевести в наличные. Кстати, как только это стало возможно, СССР – распался».

Знайка: «В Украине есть органы, которые с этим борются».

Незнайка: «Ага! Вся наша жизнь -- борьба! То бишь, игра! Я сам советского бюрократа всегда терпеть не мог. Но если в СССР главным для бюрократа был его статус, то в Украине -- это те бюджетные средства, которыми бюрократ управляет или распределяет. Эти суммы в тысячи раз превосходят его официальные доходы. В десятки тысяч. И система откатов и дерибана становится неизбежно главным источником его дохода. Официально украинский бюрократ почти нищий, но реально…»

Знайка: «Не считайте денег в чужом кармане»!

Незнайка: «Это мой карман. Это из моего бизнеса вынимают деньги, и бюрократ кладет их себе в карман. Мои деньги!»

Знайка: «А при чем здесь образование?»

Незнайка: «А вы этому бюрократу, который засунул руку в мой карман -- вы ему образование отдали. Ему!»

Знайка: «Государству, а не бюрократу!»

Незнайка: «А что такое государство? Это вот толпы этих бюрократов. Тут же еще что важно. В СССР были партийные органы, которые по возможности старались, чтобы палку не перегибать слишком. Чтобы система образования работала на образование. И газеты были, которые тоже пытались контролировать жизнь. По мере возможностей. Но хоть что-то, хоть в малой степени. Бюрократ был немного зависим от общества и реальных итогов своей работы. Немного, чуть-чуть. Но ведь сейчас и этого нет».

Знайка: «Но ведь в советской школе, которую вы хвалите, все это было?»

Незнайка: «А вот это очень интересно. Вообще бюрократия советской школы началась, разумеется, гораздо раньше Сталина. Большевики с помощью бюрократии с одной стороны боролись со старыми преподавателями, которые пытались не пичкать школьников марксизмом-ленинизмом в лошадиных дозах, а с другой, старались уменьшить вред от молодых учителей, которых штамповали в идеологических печах, и страдали хронической нехваткой элементарных знаний.

Кстати, после смерти Сталина как раз слегка ослабили идеологический пресс. Вообще вся эта система власти была гораздо более сложной, чем кажется на непосвященный взгляд. Например, важнейшим элементом советской системы образования являлись парторганизации.

Фактически партийные ячейки являлись с одной стороны органом контроля за идеологической, с другой - они же осуществляли обратную связь в системе управление образованием. Разумеется, в эпоху «застоя» это система работала не очень эффективно, но все-таки работала. Для любого специалиста из системы управления понятно, что любой «черный ящик», которым управляет система с обратной связью, даже плохой, всегда работает неизмеримо лучше, чем без оной.

Чем эффективнее эта связь – тем лучше работает система. Именно поэтому при высокой степени бюрократизации советской системы, по сравнению с рыночными механизмами, как теперь понятно, бюрократизация в СССР все-таки была не тотальной. Контролирующим органам хватало партийного и комсомольского контроля, и непосредственная бюрократизации работа учителя была все-таки относительно ограничена сравнительно разумными рамками. В конце концов школа могло рапортовать сколько её выпускников поступили в институты, сколько в техникумы, сколько в профтехучилища».

Знайка: «И к чему это ведет?»

Незнайка: «Сейчас у системы управления обратной связи вообще нет, кроме смены министров. Кроме того, спорным остается вопрос о контроле – любой школьный работник скажет вам, что в годы независимости количество бумаг, которые заполняет любой учитель стало в разы больше, чем в советское время.

Кстати, в России, как колыбели постсоветской жизни – абсолютно та же картина. К тому же в советское время работал еще один фактор, о котором не следует забывать. Любой известный учитель обладал очень высоким социальным статусом. Он мог, в рамках своего курса, весьма свободно варьировать учебную программу. Если он не покушался на основы идеологии, то на любые его эксперименты и начальство, и власти обычно закрывали глаза».

Знайка: «А сейчас, что не так?»

Незнайка: «Социальный статус учителя не очень высок. Он, прежде всего, винтик бюрократической системы».

Знайка: «А вот новый закон об образовании как раз и подчеркивает статус учителя и директора школы».

Незнайка: «На уровне деклараций – да! Но ведь наша жизнь – не декларации. Существует бюджетный процесс – какие школы получают деньги, а какие нет. Какие инструкции приходят, какие правила существуют. Я бы еще добавил, что, когда учителя массово используются для фальсификации выборов – а это факт нашей политической жизни, трудно ожидать свободы мнений от такого учителя».

Знайка: «Мы строим новое государство!»

Незнайка: «Когда бюрократ зависит только от начальника, фиг он строит новое государство. У нас рафинированный бюрократ, трехлетней выдержки, в дубовой бочке! Его никакой статьей не сдвинешь, никакой жалобой не проймешь. Железобетонный бюрократ. Его можно сковырнуть только девятидюймовым Майданом».

Знайка: «Но ведь Майдан-то может его сковырнуть?»

Незнайка: «Что-то меня эта надежда мало вдохновляет. На моей памяти было уже два Майдана. Иллюзии были и в первом случае, и во втором. Но, увы, бюрократизация страны выросла и после первого Майдана и после второго».

Знайка: «Вы все время отвлекаетесь, давайте вернемся к нынешней системе образования»

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Что там с нормами потребления газа? Объясняет #Трегубов.

Есть категория людей, которых принято считать злом изначально. Не потому, что они хорошие или плохие. Просто потому, что у них такая работа.
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...