Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. Ставки в Африке

Мали, Южный Судан – все при деле

Если вспомнить заголовки China's Global Times, Китай всегда придерживался «принципа невмешательства в дела других стран». Но это вовсе не значит, что Пекин проигнорирует «требования китайских предприятий о защите своих зарубежных инвестиций». Ведь в 2015 году в КНР появился интересный документ по вопросам обороны — Военная стратегия Китая.

В нём указано, что защита зарубежных интересов страны начинает приравниваться к непосредственной обороне территории или прибрежных вод. Немудрено, что в период с 2012 по 2018 годы миротворцы КНР появились в тринадцати странах — из них сразу девять являли собой скопление китайских инвестиций.

Экономический интерес вовлёк Китай во внутреннюю политику Пакистана. Эта страна весьма важна для проекта «Один пояс, один путь», и даже является его краеугольным камнем. Так что для китайско-пакистанского экономического коридора запланирован целый ряд других проектов. Суммарно они обойдутся более чем в 60 миллиардов долларов и включают в себя даже морской порт в Гвадаре.

А заодно и планы по размещению полумиллиона китайских рабочих. Строительные проекты часто происходят в конфликтных регионах Пакистана — например, в Белуджистане. В 2018 году местные сепаратисты нанесли многочисленные удары, доставив проблемы и Пекину в том числе. Они напали на китайское консульство в Карачи, в результате чего погибли семь человек.

С 2014 по 2018 год на Пакистан приходилось 37% всего китайского экспорта вооружений. Оба государства проводили совместные антитеррористические учения, посвящённые чрезвычайным ситуациям в Синьцзяне. Впоследствии Китай надавил на своих новых партнёров, чтобы те расправились с мятежными уйгурами в Северном Вазиристане (участок горной местности на границе между Пакистаном и Афганистаном. — Прим. ред.).

Точно так же экономические интересы привели Китай к наращиванию сил в Судане. С 1983 по 2005 год Хартум вёл затяжную гражданскую войну на юге страны, борясь против Народно-освободительной армии Судана. Уже после 2003 года он участвовал в другом внутреннем конфликте — в Дарфуре.

Именно Китай является крупнейшим торговым партнёром Судана. Кроме того, Пекин накопил в стране значительные инвестиции — в основном, в области энергетики и минерального сырья. КНР поддерживала местное правительство так:

  • создавала нефтяную инфраструктуру;
  • развивала оружейную промышленность Судана;
  • продавала сюда вооружение, в том числе боевые вертолёты;
  • разрешала суданским военно-воздушным силам использовать взлётно-посадочные полосы и ремонтные мощности на своих нефтяных объектах;
  • защищала Хартум в Совбезе ООН (об этом механизме вы уже читали в предыдущих частях. — Прим. пер.).

А в 2007 году Китай попытался дополнительно укрепить свой статус миротворца. Тогда он помогал заключить сделку по расширению миротворческих сил ООН и Африканского союза в Дарфуре. Даже направил 4 000 китайских военнослужащих в Судан.

"

КНР также играет важную роль в Южном Судане. В 2011 году тот как раз объявил независимость от Судана, но два года спустя увяз в гражданской войне. Пекин инвестировал щедро. Вложил миллиарды долларов в Южный Судан, а в 2014 году закупил у этой страны нефти — так у него получилось принести африканским партнёрам ещё 4 млрд долларов.

В Южном Судане китайцы решили придерживаться крайне хитрой позиции. Там они вступали в диалог сразу со всеми сторонами, включая повстанцев. Более того, публично оказывая давление на военных, чтобы те подписали соглашение о прекращении огня. В 2015 году Китай направил сюда тысячу военнослужащих в рамках миссии ООН. Тогда китайский пехотный батальон впервые был отправлен за границу для проведения миротворческой операции.

Пекин намеренно сформировал и обуздал масштаб миссии ООН в Южном Судане. В первую очередь — для защиты своих экономических интересов, особенно в плане нефти. В результате Резолюция №2155 Совбеза ООН содержит откровенный призыв к защите гражданского населения «в зонах повышенного риска конфликта, включая школы, жилища, церкви, больницы и нефтяные сооружения».

Для сравнения, в малийские внутренние вопросы Китай вмешался, чтобы помочь правительству в борьбе с повстанческими группировками. Хотя Пекин не имеет значительных инвестиций в этих краях, он крайне обеспокоен поставками урана из северной части Мали. А также наметил более широкие региональные интересы.

Ведь совсем недавно, в 2012 году, страна пережила восстание и переворот. Тогда Китай практически сразу поддержал несколько резолюций ООН, санкционирующих вмешательство в пользу правительства. В том числе и крупную военную операцию, в которой принимали участие французы. Затем Пекин развернул своё оборонное подразделение в составе миротворческой миссии ООН. А она, в свою очередь, обладает широкими полномочиями.

Читайте также другие статьи из этой серии:

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!