Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. «Своя» интервенция

Принципы? Смешно пошутили

Позиция Китая по отношению к гражданским войнам в других странах не выглядит однозначной. Например, обычно он занимает сторону правительства, однако в случае с Ливией всё же помог (хоть и неохотно) повстанцам. Понятное дело, неспроста — ведь гражданская война поставила под угрозу китайские инвестиции. Более 20 миллиардов долларов.

Пока не начался затяжной военный конфликт, деньги КНР активно вкладывала в нефтяной сектор Ливии — с учётом потенциала, это не вызывает особого удивления. Но финансы шли не только туда: всё время дополнительные потоки активно вливались в строительную и другие отрасли. Даже телекоммуникации не были обделены вниманием заботливых инвесторов. Однако с началом войны их поддержку получили всё же повстанцы.

Пекин старался изо всех сил — применял дипломатические механизмы. Так он давил на противника, демонстративно голосуя за резолюцию, обвинявшую Каддафи в эскалации насилия. Затем КНР попросила Международный уголовный суд как можно быстрее расследовать военные преступления, совершённые в Ливии. И даже на этом китайцы не остановились — вскоре было введено эмбарго на поставки оружия.

Примечание переводчика. Спойлер: эмбарго оказалось так себе.

Ко всему прочему Китай применил и более скрытный рычаг для давления. Он обеспечил замораживание активов высокопоставленных ливийских чиновников, а также запретил им поездки. Но вот повстанцев (особенно их лидеров) китайцы в то же время никак не трогали. Кроме того, открыто признали ливийскую оппозицию.

И тем не менее, уже в 2011 году китайские фирмы сменили тон. Хорошенько подумав, они всё же предложили пойти на контакт с пошатнувшимся режимом Каддафи. Ему захотели продавать оружие — партию на 200 миллионов долларов. При этом оставался открытым вопрос: так какова же степень официальной вовлечённости Пекина в ливийский конфликт? Ведь несмотря на решительные шаги, она никак не прояснилась.

Но не беспокойтесь: что-что, а собственную интервенцию Китай продвигает куда чётче и понятнее. Её он чаще всего подаёт под соусом борьбы с терроризмом. Например, уже не первый год КНР крайне обеспокоена уйгурскими боевиками — в основном мусульманами. И вот, с 2017 года китайцы систематически подавляют уйгуров в провинции Синьцзян.

Дополнительно они провели контртеррористические учения с другими странами и помогли основать Глобальный контртеррористический форум (простите за тавтологию. — Прим. пер.). И это ещё не весь список потраченных средств и усилий. Ведь точно так же Китай поддержал Четырёхсторонний механизм сотрудничества и координации: получилось своеобразное антитеррористическое учреждение. Закрытый клуб для Китая и его союзников (Афганистана, Пакистана и Таджикистана).

Нет ничего странного и в том, что даже войну в Сирии КНР воспринимает сквозь призму борьбы с терроризмом. Всё это время Пекин всё чаще высказывал глубокую озабоченность по поводу уйгурских боевиков в Сирии. Там он поддержал правительство, привычно наложив несколько вето в Совете Безопасности ООН. Всё, лишь бы выступить против смены режима в Дамаске — соответственно, Асад на ровном месте получил и поддержку, и обучение для своих военных.

Чтобы упростить себе задачу, в 2016 году Китай внёс нужные правки в собственные правила игры: так был принят и введён в силу закон о борьбе с терроризмом. Проект несколько облегчил НОАК возможность проводить миссии — попросту вывел целый спектр операций далеко за пределы её официальной юрисдикции.

Согласно одному из исследований, это может привести «к кардинальным изменениям в применении военной мощи КНР за рубежом». Немудрено, ведь есть хороший повод. Мало кто задумывается, что вмешательство Пекина — это ещё и часть стратегии по защите растущей китайской диаспоры.

"

То, что местные компании годами мотивировали выйти за границы государства, означало невероятно чёткий сигнал от правительства. Раз так, со временем огромное количество китайских граждан будут жить и работать в крайне небезопасных государствах. В том числе около 2 миллионов китайцев, которые распределились по странам Африки.

Угроза действительно существует. Исламские фундаменталисты и другие повстанческие группировки периодически нападают на граждан Китая и стран Запада. Им отвечают совместными усилиями военных. В 2012 году, например, частные охранные предприятия КНР координировали свои действия с суданскими военными — их общей целью было спасение 29 китайских граждан, похищенных повстанцами.

Посыл для общества звучит далеко за пределы страны, и всё это обыгрывается более доступными народу способами. Например, в конце нашумевшего фильма «Воин-волк II» изображена обложка китайского паспорта; а ещё там говорится: «Граждане Китая, когда вы столкнётесь с опасностью на чужбине — не сдавайтесь! И помните: за вашей спиной сильная Родина».

Читайте также другие статьи из этой серии:

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!