Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. Эпилог

Всё, дальше переводы не о прокси-войнах

Кроме всех упомянутых рисков, существует ещё одна вероятность: в ходе конфликта суррогатные партнёры великой державы могут преследовать свою программу. Возможно, более эффективную и понятную, но существенно отклонившуюся от «партийной линии» патрона. И, безусловно, такие повороты лишь обостряют конфликт.

Так администрация Обамы контактировала с правительством Нури аль-Малики в Ираке. В нём, что логично, преобладали шииты. Но американцы не учли это, и изо всех сил пытались убедить местных политиков: необходимо обратиться к иракским суннитам. Результат? Неудачный акцент усугубил гражданскую войну в Ираке.

В такой ситуации зависимость местного режима от Соединённых Штатов никуда не денется. Но точно так же она и не перерастёт в вездесущий контроль со стороны Вашингтона. Он ведь не может достоверно угрожать партнёрам вероятным прекращением поддержки. Хотя бы потому, что крах союзников нанесёт ущерб американским интересам.

Другая сложность — местные союзники крупного государства способны ошибиться, вызвав эскалацию конфликта. Так появляется риск ухудшить и без того напряжённую ситуацию. Или, что ещё хуже — вызвать всеобщее порицание. Для примера вспомните 2014 год, когда пророссийские террористы сбили самолёт, совершавший рейс MH17, с помощью ракеты класса «земля – воздух».

Вероятная война между Штатами и Китаем точно так же может усугубить уже существующий внутренний конфликт в определённом государстве. Согласно отчётам аналитиков, внешняя поддержка имеет тенденцию усугублять гражданские войны. В качестве примера здесь можете рассматривать недавние столкновения в Сирии, Ливии и Йемене — они часто выходят за рамки даже ожидаемых боевых действий.

В Йемене свою роль сыграло непосредственное военное вмешательство Саудовской Аравии. Затем ситуацию усугубило косвенное вмешательство Ирана. Последний шаг расширил возможности хуситов и наконец-то предоставил благодатную почву экстремистам вроде «Аль-Каиды». Результат — катастрофические последствия. Особенно гуманитарные.

Предупреждения поступали заранее. Ещё в 2007 году Роберт Гейтс заявлял: в ближайшее время нас ждут менее традиционные войны. Эта тенденция действительно сработала. Так что её правила справедливы и для военной гонки между США и Китаем.

Стратегическая доктрина обеих стран занижает приоритетность любого военного вмешательства в зарубежные конфликты. И всё же любое военное соперничество между Китаем и Америкой, вероятно, примет форму прокси-войны — это произойдёт хотя бы «благодаря» общесистемной динамике, препятствующей войне классической.

Вероятнее всего, нас ждёт военное столкновение не в Южно-Китайском море. Куда больше подходят другие плацдармы: Венесуэла (КНР и Штаты уже выбрали себе разные стороны), Северная Корея или Мьянма (организаторы военного переворота никак не справятся с повстанцами).

Прокси-война между нынешними топ-государствами может быть какой угодно. Даже если Вашингтон и Пекин захотят манипулировать конкретным гражданским конфликтом, но в противоположных направлениях — они могут сотрудничать в других внутренних конфликтах. Всё зависит не от идейной подоплеки, а от целей — той же борьбы с терроризмом.

Правда, существует значительная опасность в понимании того или иного народа. Психологическая динамика, незнание местной культуры и независимость местных участников конфликта могут углубить гражданскую войну или привести к перерастанию прокси-войны в более крупный конфликт. Непреднамеренно или нет — без разницы.

Американский приоритет (выбор в пользу классической войны между государствами) согласовывает стратегическую доктрину с зоной комфорта американских военных. А также способствует определённым организационным интересам в армии, флоте и военно-воздушных силах, облегчая расходы на дорогостоящее оборудование.

Между тем китайская доктрина невмешательства работает на внешний рынок: она помогает уменьшить опасения международного сообщества, появляющиеся из-за подъёма Пекина. Однако, несмотря на эти устоявшиеся принципы, оба государства всё же прибегают к иностранной интервенции. И довольно часто.

Читайте также:

Политические рекомендации для Штатов? Во-первых, американским военным следует дополнить свои представления о военном соперничестве с Китаем. Перейти от подготовки к маловероятной войне государств и заранее продумать более вероятные сценарии прокси-войны.

Это значит увеличение ресурсов как для прямого, так и для косвенного вмешательства. Здесь свою роль играют дипломатия, информационные операции, механизм поддержки под видом иностранной помощи. И, конечно же, учебные и консультативные миссии. Военным следует вспомнить с таким трудом выученные уроки: Ирак и прочие кампании.

В доработке нуждается даже профессиональное образование в вооружённых силах США. Наше время диктует свои правила: придётся уделять больше внимания войне посредников. Только так получится смоделировать конфликт и быстрее понять, как то или иное вмешательство может развиваться.

Одним из контраргументов может быть то, что классическая война между Китаем и США является наиболее опасным исходом — а потому заслуживает наиболее пристального внимания. Да и прокси-войны можно списать на относительно невысокие риски.

Правда, мелкие зарубежные конфликты всё же более вероятны, чем крупные противостояния. Но могут ли они принести серьёзные последствия для интересов и ценностей США? Даже не сомневайтесь.

"

Более того, чем меньше Штаты готовятся к войне через посредников, тем выше вероятность проведения именно таких кампаний. Шансы повышаются либо потому, что Вашингтон сталкивается с кризисом, которого совсем не ожидал — либо потому, что хитрые противники предпочитают противостоять по тому сценарию, в котором у них есть хоть какие-то шансы.

Во-вторых, разработав свою стратегию прямого и косвенного вмешательства, Вашингтон должен использовать эти инструменты с осмотрительностью. Эпоха американских интервенций была преисполнена не только историями успеха, но и неудачами во Вьетнаме, Ираке, Афганистане и других странах.

Сила США может оказаться палкой о двух концах. Ведь именно она соблазняет Вашингтон на неразумные авантюры. К тому же весьма дорогостоящее прямое вмешательство, как в Ираке, теперь может лишь ослабить Америку, одновременно укрепив Китай.

В-третьих, Вашингтону пора признать опасность восприятия глобального конфликта через призму соперничества великих держав. Нестабильность иностранных государств гораздо правильнее рассматривать как потенциально полезную деталь: она больше вредит китайцам, чем самим американцам. Как известно, последствия нестабильности всегда сложно предсказать.

Помните, чем кончилась помощь США повстанцам в Афганистане (1980-е годы)? Небольшое вмешательство помогло зажать Москву и заставить её убрать войска из непокорной страны. Вот только меньше внимания уделяется тому, что такие шаги могли способствовать усилению будущей «Аль-Каиды».

В-четвёртых, если американцы всё же вмешиваются в иностранные конфликты, возникновение конкуренции с Китаем подчёркивает важность момента и поставленных целей. Ведь американское кредо побуждает Вашингтон рассматривать внешние конфликты с моралистической точки зрения. Оценивать обычную стычку как борьбу добра со злом.

Обычно Штатам выгоднее стремиться к уродливой стабильности, чем к истинной демократии. И, если того потребует ситуация, заключать прагматичные сделки с противоборствующими фракциями во внутренних конфликтах.

В-пятых, Вашингтону пора предпринять меры против китайских интервенций. Хотя подлинное глобальное партнёрство в борьбе с внутренними войнами вряд ли возникнет — всё же бывали случаи, когда интересы великих держав пересекались. И всё же они способны эффективно сотрудничать. Нужен лишь общий мотив: та же борьба с терроризмом или пиратством, например.

В-шестых, если китайско-американская война посредников таки начнётся — её следует тщательно контролировать. Ответственные лица должны осознавать, что на ситуацию может повлиять абсолютно всё. Незнание местной культуры и этнической динамики, отвращение к потерям или независимые действия суррогатов — всё это несёт риски и способно вызвать даже незапланированную эскалацию.

Потому Штатам необходимо заранее разработать протоколы разрешения конфликтов. Такие документы уже используют в Сирии. Ведь прокси-войны вряд ли будут связаны с прямой угрозой для Вашингтона или Пекина, что позволит договориться о политически приемлемых результатах. И в конечном итоге избежать ловушки Фукидида.

Читайте также другие статьи из этой серии:

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!