Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. Венесуэла, Афины и Спарта

Пелопонесский Каракас (хоть бы обошлось)

Косвенное вмешательство может оказаться привлекательным инструментом как для Вашингтона, так и для его китайских соперников. Война, осуществляемая на чужой территории руками посредников, имеет главное преимущество. Ведь другие способы свести счёты обойдутся куда дороже.

Ядерное оружие и экономическая взаимозависимость в значительной степени исключают ведение любых боевых действий напрямую. Между тем, продолжает нарастать конкуренция в сфере безопасности и фундаментальное недоверие топ-государств. Всё это значит, что весьма многообещающая модель партнёрских отношений всё же не способна защитить интересы обеих стран.

А поскольку альтернативные варианты устранились из-за дороговизны и громоздкости, остаётся единственный внятный способ защитить свои интересы. Вместо затяжной войны с участием военных переложить ответственность на чужие плечи — и просто поддержать одну из сторон конфликта в той или иной гражданской войне.

Что самое главное, при этом не провоцируя ответную реакцию. Пекин, например, может прийти к нехитрому умозаключению: рисковать прямым столкновением с вооружёнными силами США и вправду не имеет смысла. Зато косвенная отработка цели руками суррогатных союзников не только несёт куда меньшие риски — она ещё и предоставляет значительную выгоду.

Представление о китайско-американской войне на уровне посредников может вызывать образы интенсивного и высокоуровневого военного соперничества. Легко представить, что местные игроки в очаге конфликта окажутся всего лишь марионетками. А уж исход гражданской войны, в первую очередь, будут определять главные бенефициары — Вашингтон и Пекин. Но я бы не советовал сводить всё к этой картинке.

На самом деле прокси-война между американцами и китайцами, вероятно, станет незаметной и превратится в нормальную (как бы это ни звучало) международную политику. Столкновение будет включать в себя различные инструменты: использование дипломатии, пропаганду, кибероперации или контроль над ключевыми узлами в экономических сетях.

Легко представить мотивацию непосредственных исполнителей, у которых в стране затягивается военный конфликт. Так или иначе, суррогатные партнёры будут выжимать из своего статуса максимум: хотя бы попытаться повлиять на великие державы, ведь в этот момент определяющим фактором станет именно локальная динамика. Давайте допустим, что китайско-американская прокси-война всё же может произойти.

Достойным плацдармом может оказаться Венесуэла — её мы и попытаемся представить полем боя. Итак, страна окончательно потеряет контроль и погрузится в гражданскую войну. Как вы считаете, что произойдёт после этого?

В этом случае Штаты могут помочь повстанческим группировкам, которые подходят и по экономическим, и по идейным соображениям. В свою очередь, Китай куда энергичнее поддержит режим Мадуро как более авторитарного игрока. Так китайцы вступят в конфликт, участвуя в нём лишь посредством экономической и военной помощи. Или дипломатии, которую они так часто применяют в случае необходимости.

Читайте также:

Даже последний вариант не выглядит однозначным. С одной стороны, Пекину никто не мешает обратиться к привычному инструменту — Совбезу ООН, где можно либо добиваться нужных решений, либо ветировать менее подходящие. Но вполне вероятно, что КНР пойдёт на конфронтацию с региональным игроками. Надавит на них, добиваясь лишь одного: прекращения сотрудничества с США.

Такое развитие событий выглядело бы вполне правдоподобно. Ведь в той же Венесуэле две великие державы не могут достигнуть согласия даже сейчас — они открыто признают разные правительства. Пекин вполне ожидаемо выступил на стороне Николаса Мадуро, тогда как Вашингтон считает законно избранным (ключевой момент — прим. пер.) Хуана Гуайдо.

Ещё в 2014 году Китай чётко обозначил свои интересы, повысив отношения с Венесуэлой до уровня «всеобъемлющего стратегического партнёрства». Он сразу же пошёл на щедрые жесты: например, пересмотрел условия выданных кредитов. Таким образом Каракас получил некую передышку. Что интересно, затем китайцы продали латиноамериканскому государству хорошую партию военной техники и помогли технологиями.

Несколько лет спустя (в 2018 году) вице-президент США Майк Пенс констатировал: «Пекин протянул руку помощи коррумпированному и некомпетентному правительству Венесуэлы, угнетающему собственный народ». А в 2020 году США сделали свой ход — открыто предъявили Мадуро обвинение в наркотерроризме. Так появляется вполне логичный вопрос. Может ли созреть обострение даже на уровне посредников?

Учёные часто сравнивают опасность настоящей войны между США и Китаем с древнегреческими событиями — особенно Пелопоннесской войной. Тогда возвышение Афин в V веке до нашей эры вызвало страх в Спарте, спровоцировав открытое противостояние. В наше время роль раздражителя способен выполнить экономический и военный рост Китая.

Настолько быстрое развитие может вызвать тревогу в Соединённых Штатах и повысить риск конфликта — речь о том, что Грэм Эллисон называет «Ловушкой Фукидида». Ведь Пелопоннесская война начиналась в условиях, когда военные силы вмешались в зарубежную гражданскую войну. И, согласно Фукидиду, в 435 году до нашей эры город-государство Эпидамн стал плацдармом для противоборствующих сторон.

Конкурирующие между собой фракции не справились сами — и вскоре были вынуждены просить подмогу. Так они обратились за помощью к союзникам. В конечном итоге локальная стычка превратилась в настоящую бойню, где отношения выясняли уже Спарта и Афины. В свою очередь, кампания между олигархией и демократией углубила уже существующие расколы во всей греческой цивилизации.

Вспыхивали новые и новые гражданские войны. Под давлением общество практически распалось — дело доходило даже до осквернения религиозных объектов. Фукидид объяснял, что конфликты нанесли независимым городам настоящий удар. И допустил, что такие последствия будут актуальны всегда, поскольку человеческая природа не меняется.

Так может ли прокси-война между современными Афинами и Спартой перерасти в более обострённый конфликт — или даже в межгосударственную войну, как уже случалось в нашей истории?

Читайте также другие статьи из этой серии:

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.